Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
OSTmetal.info -
металл
Архив новостей: 2003 2004 2005 2006 2007

06.04.05   Красной площади ищут альтернативу

По сведениям "Известий", в администрацию президента поступил проект новой площади под условным названием "Площадь Федерации", где вместо снесенной громады - гостиницы "Москва" - предлагается построить соразмерное месту здание Конституционного суда, перед которым предусмотреть площадку для церемонии инаугурации президента России. Главный судебный орган страны таким образом окажется между законодательной и исполнительной властями, что вполне соответствует духу новой российской Конституции.
В громкой истории со сносом и воссозданием гостиницы "Москва", в дискуссию о судьбе которой с легкой руки столичного мэра были вовлечены все мыслящие москвичи, больше всего удивляла молчаливая позиция представителей федеральной власти. А ведь первое, что заметили опытные градостроители, - в результате разборки "Москвы" Кремль и Госдума (две равноправные ветви власти в демократической стране) впервые оказались друг против друга, впервые наметился их визуальный диалог, а образовавшаяся площадь приобрела четкий политический смысл. Именно эта площадь могла бы стать площадью новой демократической России - ведь полузакрытую Красную, которая давно уже превратилась в коммунистическое кладбище, трудно сегодня считать символом страны, отринувшей большевистскую идеологию.
Автор красивой идеи - академик Российской академии архитектуры Юрий Бочаров. В столичной мэрии он давно уже стал персоной нон грата - академик все последние годы во всеуслышание недоумевает, почему градостроительную политику в столице начиная с ельцинских времен определяет исключительно мэрия во главе с Юрием Лужковым - без какого-либо вмешательства президента России. По словам Бочарова, на фоне сверхактивности стройкомплекса столицы за последние 15 лет федеральная власть не построила в Москве ни одного нового государственного здания, приспосабливая под свои нужды старые помещения. Под Совет федерации - бывшее здание Госстроя СССР, под Конституционный суд - здание Северного страхового общества. Здание Верховного суда занимает подворье Иосифо-Волоколамского монастыря на Биржевой площади и т.п. Тем временем мэрия активно строит свой правительственный квартал в деловом центре Москва-Сити, новую высотку мэрии на Новом Арбате, не считая новостроек для различных городских ведомств и городских и районных судов.
И в этом смысле, если верить постулату, что архитектура - это не только застывшая музыка, но и застывшая политика, в федеральной политике в отличие от столичной, судя по всему, царит полная какофония. И лишь благодаря затеянному и воплощенному мэрией сносу "Москвы" российский парламент, выглянув из суетного "ущелья" Охотного ряда, неожиданно приобрел величие и объем, которого ему пока так не хватает как по форме, так и по содержанию. Надо отдать должное депутатам - часть из них, видимо, те, кто не пропускал лекции по философии в вузах и еще помнит про взаимовлияние формы и содержания, оценили выпавший им шанс. Семь десятков законотворцев подписали письмо в адрес Путина и Лужкова с просьбой сохранить образовавшуюся площадь. Ответ мэра Москвы известен - дескать, сам он хоть и был восхищен "открывшимися видами", да инвесторы настаивают на выполнении контракта, а с инвесторами не шутят.
Ответ вполне в духе градостроительной политики столичной мэрии, ориентированной на извлечение доходов с каждого кусочка земли. Молчание Кремля в этой ситуации изумляет больше.
- Депутаты интуитивно почувствовали, как сразу "выросло" здание Госдумы, но у них не хватило политического чутья и градостроительных зданий, чтобы понять, почему это происходит, - говорит "Известиям" Юрий Бочаров. - Получилась площадь, пишут они, и это хорошо. Да, но для чего эта площадь - для гуляний? Для них уже есть Манежная. Логичнее было бы создать здесь новую площадь общероссийского значения.
Впрочем, нельзя сказать, что федеральные власти совсем самоустранились от участия в градостроительной политике Москвы. В распоряжении "Известий" есть отзыв управляющего делами президента Владимира Кожина на разработанный Москвой Генеральный план развития столицы до 2020 года. В частности, Кожин пишет: "Представленный Генеральный план... не содержит установленных зон и границ объектов градостроительной деятельности особого регулирования федерального значения. В связи с отсутствием указанных зон и границ представленные документы, на наш взгляд, не могут рассматриваться в качестве Генерального плана развития Москвы градостроительными средствами как столицы Российской Федерации... Необходимо четко определить и закрепить в указанных документах градостроительную сущность столичных функций города Москвы с соблюдением интересов РФ, обозначив зоны и границы объектов... федерального значения".
Территории вокруг Кремля, пока их окончательно не застроили, в первую очередь претендуют на такие "федеральные зоны".
От Соборной до Свободной
В российском царстве главной площадью страны была Соборная площадь Кремля. Венчали на царство в Успенском соборе, а в Архангельском - царей хоронили. В Грановитой палате принимали послов, в Благовещенской домовой церкви молились.
Изменилась страна, появилась Российская империя, и Москва перестала быть столицей. Главной площадью нового государства стала Дворцовая площадь Санкт-Петербурга, а главным зданием на ней - Зимний дворец. Императорским указом было запрещено строить дома в Петербурге выше Зимнего дворца - именно он определял структуру столицы, ее организующее начало, и сильную авторитарную власть. Ничто не могло быть выше государевой власти, только купола церквей, то есть Бог.
Советской власти понадобился новый символ. Ленин перевел в 1918 г. правительство обратно в Москву, и одно время главной площадью новой республики была Советская площадь (ныне Тверская). Там стояли обелиск Конституции и статуя Свободы, похожая на американскую.
Но вскоре главной стала Красная площадь (бывшая торговая площадь). Там отмечали годовщины революции. С появлением же на ней Мавзолея в 1924 году она официально стала главной государственной площадью Советского Союза, местом военных парадов и демонстраций.
Пришло демократическое восстание 1991 года, люди вышли на улицы перед Белым домом, и центром политической жизни в стране временно стала площадь, которая называется сегодня площадью Свободной России. Красная площадь вместе с телом Ленина в самом ее центре перестала быть главной площадью демократической России, но, как это ни парадоксально, продолжает оставаться главным символом страны.
Академик Юрий Бочаров: "Столица нашей страны не имеет лица и выражения"
Юрий Бочаров: Сначала мы среду проектируем. Потом среда проектирует нас. Влияние архитектуры на политику очень сильно. Когда исполнительная власть в центре, в том числе и по физическому расположению, она символически становится главной.
Известия: Но ведь исполнительная власть и сейчас в центре, в Кремле - куда уж главнее?
Бочаров: Наш президент живет во дворце и чувствует себя монархом. Но если в стране демократия или хотя бы попытки ее построить, то необходим и физический противовес Кремлю. При сносе "Москвы" таким противовесом стала Госдума. "Москву" построят заново, и этот эффект пропадет - по сути Кремль и Думу перекроет элитный отель, из которого будет извлекать доход столичная мэрия. Очень соответствует духу времени, не находите?
Известия: В демократической стране три ветви власти, есть еще и судебная.
Бочаров: Верно. Когда еще столичные архитекторы верили, что снесенную "Москву" решат не воссоздавать, они спорили, как при таком раскладе сохранить Театральную площадь такой, какой задумывал ее Бове. Очень просто - вдоль этой площади просто напрашивается еще одно здание. И если следовать политической логике, то это должно быть здание Совета федерации или Конституционного суда. Причем здание не должно быть большим по объему. Оно должно быть значительным в архитектурно-символическом смысле. Можно сделать его, например, в виде Триумфальной арки, оставив проходы, соединяющие две площади: Театральную и новую. Такая площадь, которую можно было бы назвать площадью Федерации, сразу приобрела бы не только градостроительный, но и политический смысл, отразив взаимодействие равных ветвей власти демократического государства. Для поиска конкретного решения следует объявить национальный и международный конкурс, что стало бы крупным политическим и общественным событием. Либо мы этот гроб (гостиницу "Москва". -"Известия") имеем, либо строим новую страну. А сейчас столица нашей страны не имеет лица и выражения. Мы все с Василием Блаженным да со Спасской башней в обнимку с Мавзолеем. Нужно искать новую символику. Эта задача приобретает особый смысл, если учесть, что за последние годы не создано ни одной общественной площади столичного масштаба, а ранее созданные площади безжалостно застраиваются.
Известия: Как заявил недавно управделами президента РФ Владимир Кожин, федеральные власти наконец определили место под строительство нового Парламентского центра России, куда могут переехать Госдума и Совфед. Он будет построен напротив здания мэрии на Новом Арбате.
Бочаров: Ну и что получится? Кому будет архитектурно противостоять законодательная власть России? Мэрии Москвы. Забавно. Тем более что мэрия намерена построить рядом со своим старым зданием еще одну высотку, которая будет в несколько раз выше этого Парламентского центра. И что делать со зданием Думы? Сдать в аренду инвестору? Но зачем тратить 500-600 млн долларов на здания Федерального собрания у метро "Краснопресненская" и зоопарка? Я уже не говорю о транспортных проблемах, которые возникнут в том месте, когда сотни сенаторов и думцев со всем своим аппаратом будут курсировать между Красной Пресней и Кремлем.
Известия: Можно подумать, через придуманную вами площадь Федерации они будут пешком ходить.
Бочаров: Это было бы вполне демократично, да и для экологии Москвы полезнее. Но у этой площади могла бы быть еще одна важная политическая функция. Что написано в нашей новой Конституции по поводу инаугурации президента? Вот статья 82: "Присяга приносится в торжественной обстановке в присутствии членов Совета федерации, депутатов Госдумы, судей Конституционного суда". А где у нас приносит присягу президент? За Кремлевской стеной, в царском дворце, подальше от народа. На площади Федерации инаугурационный зал, где приносит присягу президент свободной, открытой страны, смотрелся бы куда логичнее
Известия: А где приносит присягу президент США?
Бочаров: На площади перед Конгрессом и Сенатом ставится трибуна, там президент США публично приносит присягу, и после этого процессия движется к Белому дому, который находится на прямой линии со зданиями, где размещена законодательная власть.
Известия: Что характерно для архитектуры политических центров демократических стран и России?
Бочаров: Все крупные столицы мира развиваются под контролем президентов или глав правительств. Исключением из этого правила стала Москва. Президент Ельцин сосредоточился на реконструкции Кремля, а вся остальная часть столицы полностью перешла в ведение мэрии. Наиболее заметным событием стало строительство на юго-западе башни "Газпрома" как символа сырьевой ориентации экономики России. По аналогии с "большими проектами" президентов Миттерана в Париже и Кеннеди в Вашингтоне выросли на видных местах Москвы крупный торговый центр "Манеж", выставочный центр "Гостиный Двор", растет деловой центр "Москва-Сити". Но в обществе их ассоциируют не с правительством России, а с местной властью. Новые объекты федерального уровня размещены мэрией на случайных участках, и в этом проявилось пренебрежение к ним. Например, башня Верховного суда РФ расположилась внутри жилого двора, Центризбирком РФ разместили в неприметном переулке, а Конституционный суд - в здании Северного страхового общества. В итоге Москва по своему облику стала приближаться к растущим за счет периферии столицам стран Востока и Латинской Америки, где архитектурными средствами подчеркивается главенство исполнительной власти над законодательной и судебной при опоре на олигархические структуры. В 2004 году в Москве побывали эксперты из Англии и Голландии с целью выяснить, что такое градостроительная политика Путина. Западные специалисты предполагали, что архитектурная политика в столице у Путина существует. Его лозунг о создании властной вертикали в России и система демократического устройства страны должны были отразиться в имидже главного города страны. Но уехали ни с чем -такой политики сейчас нет.
Известия: Что-то я сомневаюсь, что после пересаживания сенаторов или судей поближе к Кремлю они обретут равноправие и независимость от исполнительной власти.
Бочаров: Конечно, не сразу. Но форма заработает - она скажется с годами обязательно. Сегодня, после сноса "Москвы", у федеральной власти появился уникальный шанс занять достойное место в столице. А пока что архитектура современного столичного центра свидетельствует об отсутствии общенациональной идеи формирования России как демократического государства.
Виктория Волошина
Источник: Известия

Архив новостей: 2003 2004 2005 2006 2007


 ГЛАВНАЯ
 КАТАЛОГИ
 ОБМЕН ССЫЛКАМИ
   информационные ресурсы
   строительные компании
 СТАТЬИ
   металлоконструкции
   ковка
 ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ
 СПРАВОЧНИК